Интервью по The Last of Us Part 2

В Outbreak Day, когда произошла вспышка вируса, уничтоживший мир, издание «The Telegraph» встретилось с вице-президентом Naughty Dog и директором The Last of Us Part II Нилом Дракманном для эксклюзивного и всестороннего интервью, посвященного спорным темам игры, углубляясь в некоторые предыстории, которые привели к событиям демонстрации. И обращаясь к вопросу о том, что случилось с «отцом» Элли из первой игры – Джоэлом.

Несколько лет назад вы сказали , что не будете делать сиквел The Last of Us, потому что история Джоэла и Элли была завершена.

– Это так

Так что изменилось?

– Ну, во-первых, я не уверен, что говорил правду, где бы я не сказал это. Я думаю, был период, когда я пытался найти историю для продолжения и чувствовал, что терплю неудачу. В то время я не осознавал, что мой подход был неудачным, но я был очень ориентирован на сюжет. Я говорил: «О, это было круто, такое путешествие…», а потом я делаю шаг назад, смотрю на это и говорю: «О, нет, тут такой интересный твист, но что мы пытаемся сказать этим?» Мне нечего было сказать. А потом я споткнулся об эту концепцию, о которой мы могли бы поговорить. Но на самом деле я рад, что из-за кучи обстоятельств, меня отвлекли работой над Uncharted 4 в течение 2-х лет. И из-за этих 2-х лет мне действительно пришлось развить эту концепцию и позволить ей мариноваться. И теперь мы чувствуем себя очень уверенно в истории, которую рассказываем, и в причине продолжения.

Можете ли вы усовершенствовать эту «концепцию»?

– Да, абсолютно. Так, с первой игрой, вещь, которая стала искрой — это концепция безусловной любви, которую родитель испытывает к своему ребенку, и то, как родитель готов делать все, даже ужасные вещи, чтобы защитить своего ребенка. У нас есть этот аспект любви, уже действительно темный аспект, и он чувствовался готовым, чтобы исследовать его в игре. Это концепция Джоэла и Элли, их отношения и то, как мы заставляем игрока чувствовать безусловную любовь родителей к своему ребенку. Вот и вся первая игра.

Аспект, который конечно же выдвинул финал

– Именно. Там, где Джоэл даже готов пожертвовать своими отношениями с Элли, чтобы защитить ее. И затем со второй игрой, всё это началось с концепции, и это трудно сформулировать, этой идеи ненависти. И под этим я подразумеваю, я не знаю, участвовали ли вы когда-либо в драке, или вы видели видео о том, как кто-то мучает животное, или вы читали о каком-то злодеянии, и на мгновение у вас на появлялось на уме: «если бы я мог заставить этого человека заплатить. Я хотел бы заставить их страдать так, как они заставляли страдать других». Таким образом, эта идея заключается в том, что это чувство есть внутри всех нас, и единственное, что мешает нам просто погрузиться в это первичное побуждение, это законы, верховенство закона и общество. Но если общества нет, нет никакой защиты, ненависть проникает, и этот круговорот насилия проникает, и люди совершают ужасные действия. Так что это стало первозданной вещью, готовой вещью, которую нужно исследовать в игре. И персонажи идеально вписались в историю, которую мы пытаемся рассказать. К тому времени, когда вы закончите играть, вы сможете посмотреть на эти 2 игры и сказать: «ну, я вижу, как все становится на свои места.»

Очевидно, получается, 1 и 2 часть это совершенно разные эмоции

– Так и есть, и все же они очень связаны. Одна из вещей, которую я исследовал для этого, это документальный фильм на HBO, который называется Paradise Lost. Речь идет об убийстве трёх детей, тремя подростками. И это три фильма, и к концу вы обнаружите, что подростки на самом деле невинны. Но что мне показалось интересным, так это, что в интервью с родителями, которые не думали, что подростки невинны, вы слышите, как они, будучи нормальными гражданами, нормальными американцами говорят: «Я бы освеживал их живьем». Опять же, это похоже на то, что существует внутри нас. И для них это извращение любви. Это происходит из-за того, как сильно они любят этого человека, который был близок с ними, что они готовы совершить этот отвратительный поступок, потому что они верят, что это справедливо. И мы часто стремимся к справедливости любой ценой — будь то в глобальном масштабе с политикой или в личном масштабе. Где идея ненависти окружена благими намерениями.

И, возможно, в игре есть определенный инцидент, который вызывает эту ненависть?

– Это было бы хорошим предположением. Ага.

И, вероятно, вы не можете об этом упомянуть?

– Нет, это сложно. Единственное, что я могу сказать, так это что, с этим демо, мы действительно хотели показать, как Элли была бы спокойна в сообществе, в котором есть электричество, которое имеет некоторое подобие старого общества. Она может быть влюблена в эту другую девушку. Ты видишь её счастливой. И затем происходит нечто, что отнимает у неё это, что толкает её в это путешествие.

Это невероятное демо. Будет ли это всё происходить так же в игре, вам прям на сцене удалось пройти путь от поцелуя, до шеи и обратно?

– Демоверсии E3 — интересная вещь. Обычно, когда вы играете, есть все эти пути, по которым вы можете войти в гараж или обойти его, независимо от того, собираетесь ли вы сталкиваться с врагами или нет. Но для E3 мы берем сложную систему, которая имеет много случайностей и делаем её детерминированной, а затем мы много в неё играем, мы репетируем и ставим хореографию, потому что мы пытаемся показать вам конкретные удары и моменты, но вы видите все игровые механики, и системы, и ассеты, которые вы увидите и испытаете в финальной игре.

Будет ли история рассказана во флешбеках?

– Ох, я вижу, к чему ты клонишь. Часть истории будет рассказана в нелинейном, непоследовательном потоке.

Сколько времени прошло с момента первой игры?

– Прошло около 4-х лет. Элли было около 15 лет, когда они прибыли в Джексон. Сейчас ей около 19.

Где она сейчас в жизни? Что происходит?

– Она успокоилась. Из подсказок, которые вы получили из кат-сцен, она является частью этой группы взрослых, подростков/молодых, которые завербованы в это общество.. они не совсем солдаты, но они ходят на патрулирование, защищая маленький город Джексон, убеждаясь, что зараженных нет поблизости, или если есть любые странствующие мародеры, они сообщают об этом обратно в город. И за эти 4 года у нее были.. сложные отношения с Джоэлом.

Значит, «Your old man» это референс к Джоэлу? Потому что он слон в комнате (английская идиома которая выражает очевидную правду, которую игнорируют либо старательно пытаются не замечать.) Или скорее, не в комнате, потому что он был в первом трейлере с PSX, но нигде больше, с тех пор.

– Вы видели его затылок в первом трейлере, да.

И так, популярная теория фанатов, что он мертв не соответствует действительности?

– Хахах, странный вопрос, верно? Потому что, во первых, все в конце концов умирают, поэтому я не знаю точно, в чем вопрос. Но, Я думаю, что дело с TLoU, прежде всего, это эти глубокие отношения и ставки того, кто живет, кто выживает, и что иногда случается — «судьба хуже смерти», и проспойлерить, и испортить что-либо из этого для любого персонажа, это плохая услуга.

Демо также показало нам, что Элли продолжает исследовать свою ориентацию.

– Как и любой другой подросток.

Вы начали это в DLC «Left Behind», но этот поцелуй был еще более смелым, чтобы показать его на пресс-конференции E3. Это был смелый выбор?

– Это не казалось смелым.. Я думаю, что могу говорить за себя — я не знаю, что другие люди в команде чувствовали по этому поводу — но для меня «Left Behind» был труднее, может быть, потому что я не был настолько уверен, написав что-то подобное, для «Left Behind» мы сначала вырезали этот поцелуй, а затем вернули его обратно, я чувствовал, что мы его не доработали, я не хотел, чтобы он чувствовался так, словно это было ради «Шока». Я действительно хотел, чтобы чувствовался подход к этому, как будто это было правдой по отношению к ее характеру. Это действительно важно для меня: мы рассказываем историю и пишем этих персонажей настолько честно, насколько можем. Затем мы хотели показать эту двойственность. Элли уже сложный персонаж, и тогда мы получили возможность провести всю эту игру с ней и увидеть все остальные аспекты с ней. И здесь мы видим, что она неуклюжа, наивна, влюблена, целуется, ты видишь её улыбку — это самое счастливое, что у нее было, возможно, за последние годы, а затем сопоставить это с тем, что «это событие» подтолкнуло её обратно к ситуации, где она хардкорный выживший, она жестокая — может быть, даже чересчур жестокая временами — и это всё один персонаж.(наивная и счастливая девочка>безжалостная убийца). Так что это было похоже на правильные ингредиенты для демонстрации, просто представляющие тон и ощущение того, о чем эта игра.  А потом, мы поняли «хорошо, мы собираемся показать это», что это было похоже на «Ох, мы собираемся показать, как эти две девушки целуются на E3». Я такой: «Это круто, я не думаю, что такое было на E3 раньше». Так что это было больше похоже на запоздалую мысль, вроде бы, это будет круто. Это будет что-то свежее.

Вы были разочарованы некоторой реакцией в сети?

– Забавно, потому что это месяц прайда, я даже твиттил это #pridemonth, и у нас был логотип Naughty Dog с радужным флагом, и это меня разочаровало, я думаю, это должно быть неудивительным, что есть какие-то фанатичные реакции, но удивило их количество. И так, вдаваясь в это, я такой: «Ох, ну конечно, будут люди, которым это покажется неудобно». Что всегда странно для меня, потому что ты чувствуешь себя неудобно, потомв что в кадре целуются 2 девушки, но чувствуешь себя в порядке со всем остальным, что произошло в этой демонстрации? Даже если это может не соответствовать тому, как вы морально видите мир, я надеюсь, что вы все равно будете играть в эту игру, и это позволит нам нормализовать то, что отражает мир, в котором мы живем.

Именно. И конечно, видеоигры должны быть за пределами этого сейчас.

– Ну, я думаю, что все средства массовой информации должны.

Что вы можете рассказать нам о других персонажах, которых мы видели в церкви? Есть персонаж Шеннон Вудворд – Дина?

– Правильно.. Я добавлю немного предыстории. Я не знаю, должен ли я сказать это, но всё же, с конца первой игры —СПОЙЛЕР— Элли и Джоэл поселились в Джексоне, городе, где живет его брат. И довольно скоро после этого Элли связывается с этой девушкой Диной. Они просто становятся лучшими друзьями, и имеют такой же странный юмор. Дина встречается с этим парнем – Джесси, но теперь все трое являются своего рода друзьями, они являются часть патруля Джексона, а Джесси является лидером этой группы — гораздо большей группы. И демо происходит ночью через несколько дней после того, как Дина и Джесси расстались. И затем мы видим, что у Элли с Диной, есть нечто большее, чем просто дружба.

В прошлый раз вы описали создание The Last of Us, как очень театральный опыт с полуимпровизирующими актёрами в сценах. Было ли то же самое в этот раз?

– Конечно, Шеннон особенно сильно переваривает материал и делает его «своим». Ей даже нравится менять слова в своей линии — что я люблю. Если кто-то может сделать часть моего написания, лучше для меня, тогда я возьму это. У меня есть соавтор Хейли, мы вместе работаем над сценами — я стараюсь посылать скрипты актерам как можно раньше, чтобы они могли переварить материал. Иногда они мне позвонят, и мы поговорим по телефону и, возможно, кое-что изменим. У нас бывает целые дни, в которые мы будем просто репетировать. Половину дня, мы сидим за столом, просматривая сцены, просматривая слова, записывая их, обсуждая любую предысторию, которую нам, возможно, придется добавить, любые идеи, которые они хотят донести. И только тогда мы будем снимать материал, но даже пока мы будем снимать, мы можем его изменять и дорабатывать. Нам повезло, что у нас есть такая роскошь, как время. Ничто нас не подгоняет, поэтому мы работаем над сценами как можно лучше, и я не против сделать 20 или 30 дублей, если это будет необходимо. Мы просто изучим все варианты. Если у кого-то есть идея, и он хочет сделать еще один дубль, я всегда дам ему шанс сделать это.

У тебя нет такой ценности, что это моя история, мои строки?

– Что ж, для меня история — это сообщение, вещь, которая пытается «рассказать», и если кто-то собирается донести лучшую идею до вас, то это самое важное. Я просто скажу, что это моё в конце().

Мы должны поговорить о насилии в демоверсии: это очень отвратительно. Перерезы шей, выпадение внутренностей, удары молотком по лицу, чего вы пытаетесь достичь с этим?

– Реализм. Мы рассказываем историю, это разговор о круговороте насилия. Мы рассказываем историю о преследовании справедливости любой ценой, как личной, так и вокруг нас. Наше исследование в этом аспекте на самом деле гораздо более волнующее, чем то, что вы видите в игре. Мы наблюдаем насилие в реальной жизни. За вещами, на которые нам сложно смотреть, но мы чувствуем, что если мы решили рассказать эту историю, мы должны сделать это настолько честно, насколько сможем. И поэтому насилие должно быть максимально обоснованным. Часто, большая часть итерационного процесса сводит его к минимуму и делает его более реалистичным, и наш со-арт-директор Джон Суини действительно настаивает: «Нет, нет — посмотрите на эту ссылку, так и должно быть». И мы знаем, что иногда это будет тревожно, иногда неудобно, и это нормально, это часть искусства. Пока есть причина для всего этого, и это заставляет вас задуматься над этим, именно поэтому оно(Насилие) должно быть там.

К слову, как вы себя чувствуете, когда люди на пресс-конференции громко приветствуют каждый удар молотка? Это заставило меня чувствовать себя действительно неловко

–  У нас было что-то похожее с демонстрацией E3 для первого The Last of Us [в 2012 году], и некоторые люди говорили: «О, они аплодируют выстрелу из ружья [когда Джоэл убивает нападавшего в упор в конце трейлера]» это не то, как я это понимаю. Для меня это как напряжение. Так, когда Элли бьют, ты не слышишь аплодисментов, поэтому они явно не аплодируют чисто насилию. Тут речь о» Снятии напряжения», которое заставляет аудиторию орать. Я думаю, что если мы покажем им видеоролики насилия в одиночестве, вы не получите таких аплодисментов. Это что-то о том, как строится повествование, насколько люди принимают в этом участие, как они сочувствуют Элли, когда она выходит из ситуации, в которой она находится, вот, чему люди аплодидируют.

Проблема для меня в том, что вы очень красноречиво говорите о том, что насилие не является беспричинным, но реакция в зале выглядела очень беспричинной.

– Вы поддержали это? Вы почувствовали облегчение, когда Элли вышла из этой ситуации?

Да, но я корчился. Было довольно тяжело смотреть. Paris Games Week трейлер был очень жестоким. Первая часть была также жестокой игрой, но лично у меня постоянные воспоминания о жирафе, олене, фотокабине в «Left Behind»

– Вы помните все это после того, как вы поиграли во всю игру.

Мы всё же получим спокойные моменты во второй части?

– Абсолютно. Я думаю, что без этого было бы беспощадно. Я помню, что когда мы говорили о первой игре, было очевидное вдохновение для нас из романа Кормака Маккарти «Дорога». Так что нам были нужны эти моменты «Передышки», вы должны увидеть эти моменты счастья, танцев, юмора, но опять же, мы рассказываем историю о достижении справедливости и всех страданиях и боли, которые могут прийти с этим, и мы не собираемся уклоняться от того, что это значит, и от того, какой опыт мы хотим получить от игрока. Но мы хотим, чтобы вы получили полное эмоциональное переживание, чтобы почувствовать всю отдачу от этого путешествия.

Оцените статью
Irongamers.ru
Добавить комментарий
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля